21:17 

"Влюбиться в отца? Нет ничего невозможного..." (Терпение)

HatredAndFrustration


Бета: funhouse
Персонажи: Андрей/Лёша
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Повседневность
Предупреждения: Инцест, Нецензурная лексика
Размер: миди
Кол-во частей:
Статус: в процессе

Описание:
Лёша обычный подросток, который не хочет признавать, что он гей. Но самая большая его проблема состоит в том, что он влюбился в собственного отца, которого парень раньше не видел из-за развода родителей. И, к его огромному ужасу, он узнает, что должен несколько месяцев прожить с Андреем, своим отцом, в одном доме. Для Лёши это настоящая пытка, ведь показать свои чувства нельзя...





Терпение...

Нервно стучу пальцем по столу, то и дело кидая быстрые взгляды в сторону двери. Уже битый час сижу тут и размышляю над тем, стоит ли мне снова спуститься на первый этаж, чтобы развеять свои сомнения насчет того, любовники ли они. Но они ведь просто работают вместе. И даже, если между ними есть какие-нибудь отношения, все равно это ничего не изменит. Я ведь не могу претендовать на него. Даже чувства свои не могу ему раскрыть. Так какая разница, занят он уже или нет? Андрей ведь вполне симпатичный мужчина, я вообще не понимаю, по каким причинам он может быть одинок.
Тяжело вздохнув, я поднимаюсь с кресла, на котором до этого сидел, и подхожу к открытому балкону.
Почти сразу после того, как появилась Марина, у меня резко исчезли все силы смотреть на то, как она невзначай прикасается к нему и все так же неверяще говорит, что никогда бы не подумала, что у Андрея такой взрослый сын. Поэтому, даже не доев, пошел в свою комнату, стараясь не обращать внимания на замечания Андрея. Кстати, Марина, наверное, до сих пор считает, будто это все шутка. Ну и ладно, мне как-то все равно.
Выйдя на балкон, чтобы лучше осмотреться вокруг, понимаю, что на душе действительно паршиво. И даже хорошая погода сейчас только раздражает. Вот массивные серые тучи и гром были бы сейчас более желанными.
А сад, и правда, не такой уж и маленький. Хотя, у остальных соседей сады были почти такими же, но более ухоженными, я бы сказал. Например, у соседей справа даже сейчас, в такую жару, какой-то мужчина средних лет, одевшись в шорты и майку, умудрялся поливать лужайку.
Остальные дома на этой улице, во всяком случае, те, которые я видел отсюда, были совершенно разной постройки. Одни меньше, другие больше. Даже их планировка, несомненно, отличалась.
Хочу пройтись и осмотреться, хотя, еще немного жарко и лучше это сделать, когда наступит вечер. Тем более, вряд ли в таком районе при наступлении темноты становится опасно.
Еще немного постояв на балконе, я все же снова зашел внутрь, так как солнце начало припекать. После этого, хорошенько подумав, я решил пройтись по дому. Раньше, идя на кухню, я заметил небольшой коридор, который явно вел в большую комнату, вот ее я и захотел осмотреть первым делом. Спустившись на первый этаж, я невольно застыл, внимательно прислушиваясь, но голосов Андрея и Марины я не услышал.
Наверное, мне грех жаловаться, но все же проскользнуло ощущение разочарованности, так как я, пусть и не хотел признавать этого, но все же надеялся еще раз, хоть одним глазком, увидеть Андрея. Скорее всего, у меня сейчас тот период, когда все время хочется, хоть и ненадолго, но побыть рядом с мужчиной, при этом пытаясь привлечь его внимание. Горько улыбнувшись, я вспомнил о том, что на мне сейчас мои любимые узкие джинсы светлого цвета и фиолетовая футболка. Я никогда слишком не сосредотачивался на своей внешности и не торчал возле зеркала по несколько часов, пытаясь определить, что бы такого одеть, но, понимая, что Андрей меня увидит впервые, я специально оделся в свои любимые вещи, которые шли мне больше всего. Конечно, мне хотелось выглядеть для него более красивым. Хотя, что бы это изменило? Я просто свихнувшийся подросток, который, опять-таки, умрет девственником и, скорее всего, проведет свои последние дни, если не всю жизнь, в психиатрической больнице. А ведь все это совершено не похоже на меня. Я люблю шутить, доводить людей до бешенства и веселиться с друзьями, но сейчас я словно другой: подавленный человек, страдающий депрессией.
- Алексей, почему ты тут ходишь? - почувствовав у себя на плече руку и, несомненно, узнав голос, я неприятно поморщился. Что тут делает Марина и какого хрена ей есть дело до того, почему я тут хожу? Ведет себя так, будто это ее дом.
Даже стоя к ней спиной, я чувствовал на себе ее изучающий взгляд. Из-за чего, сделав глубокий вдох, я надел на лицо самое невинное выражение лица, на какое только был способен. Так же мило улыбнулся, после чего обернулся к ней и как можно мягче сказал:
- Убери от меня свою грязную руку, шлюха.
Почему я это сказал? Вряд ли я смогу найти на этот вопрос достойный ответ. Наверное, просто накипело, а когда я начинаю злиться, пожалуй, меня несет, и остановиться я могу только в редких случаях.
- Прости, что ты сказал? - широко распахнув глаза, переспросила она, но руку все же не убрала, чем разозлила меня еще больше.
- Хм, наверное, у тебя, действительно, психическая болезнь, если ты не только плохо слышишь, но и переспрашиваешь что-то у своего невидимого друга по имени Прости, - по-прежнему мило улыбаясь, сказал ей.
- Что ты себе позволяешь? - ее возмущению не было предела.
- Я много чего себе позволяю. Например, я позволяю себе есть много сладостей, - пожав плечами, задумчиво пробормотал, делая шаг назад и, таким образом, скидывая со своего плеча ее руку.
- О чем ты? Какие сладости? - непонимающе переспросила она.
- Сладкие, - коротко отвечаю, чуть склонив голову набок.
- Что "сладкие"?
- Ну, сладости сладкие, вряд ли они могут быть солеными, ведь тогда бы они назывались по-другому, да и вкус был бы другим.
- Ты несешь чушь, - брезгливо шипит она.
- Оу, вы, наверное, в меру своего возраста, еще и плохо видите, - виновато пробормотал я, поднимая перед своим лицом руки, чтобы показать ей, что в них ничего нет. – Смотрите. Я ничего не несу.
- Ты больной?
- Да нет, температуры нет, - сказав это, я демонстративно приложил тыльную сторону ладони ко лбу. - Но спасибо за беспокойство.
- Это не беспокойство, - кажется, она действительно начинает злиться.
- Ну да. "Это" - слово, но вам виднее, вы же старше.
Она еще некоторое время сверлила меня взглядом, после чего, видно, не найдя, что сказать, просто развернулась и пошла прочь.
Ну и почему люди вечно убегают от меня? Неужели я сказал что-то не то? Ну, подумаешь, назвал шлюхой, но она ведь сама виновата, нечего ко мне прикасаться.
Поняв, что настроение окончательно испорчено, я просто вернулся к себе в комнату и, достав из чемодана ноутбук, про который забыл, залез в интернет, собираясь посмотреть какой-нибудь фильм. Но почти сразу дверь в мою комнату открылась, и я с огромным удивлением увидел, как зашел Андрей, хотя, более странным было то, что он пытался скрыть свою улыбку, но получалось это у него плохо. Черт, он сейчас выглядит так классно...
- Что ты сказал Марине? - поинтересовался он, садясь на край кровати, на которой я сейчас лежал вместе с ноутбуком. - Она сказала, что ты псих, и выбежала из дома.
- Она сама виновата, - нахмурив брови, сказал в ответ и снова перевел взгляд на ноутбук.
Меня ничуть не волновало, что Марина назвала меня психом, ведь в данный момент в голову лезли совсем другие мысли. Я с Андреем одни в комнате, он сидит рядом со мной на кровати и, находясь настолько близко к нему, я почувствовал, как по спине пробежал холодок, и сердце бешено забилось. Черт, мне сейчас просто ужасно хочется прикоснуться к нему... Блять, Лёша, просто держи себя в руках!
- Сама виновата? Что же она такого сделала? - теперь он уже не старался скрыть улыбку, наверное, все это его жутко веселило.
- Ты трахаешь ее? - спросил я до того, как понял, что именно ляпнул. Просто этот вопрос, действительно, не давал мне покоя, вот только улыбка с лица Андрея в тот же момент исчезла, и он стал серьезным.
- Хм, знаешь, я еще пока немного не понимаю, как нужно вести себя с сыном. Но разве дети у своих отцов обычно спрашивают такое? - слегка задумчиво спросил он.
- Я не ребенок. Мне уже семнадцать. Насколько я знаю, ты в это время вообще стал отцом, - слегка раздраженно прошептал, смотря в его глаза.
- Ну, тут отрицать, и правда, нечего, - ухмыльнулся он, потирая затылок. – Ну, как бы там ни было, Марина просто работает на меня, и никаких других отношений, кроме деловых, у нас нет, - сказав это, он только еще раз улыбнулся, вновь заставляя мое сердце биться быстрее.
Эта новость не могла не радовать, но разве можно было радоваться в сложившейся ситуации. И что мне делать, когда он сейчас так близко? Может, просто попросить, чтобы он ушел?


@темы: Миди, PG-13, Original, "Влюбиться в отца? Нет ничего невозможного..."

URL
   

Дневник убийцы креветок

главная